Дело о гибели фигуранта истории с миллиардными хищениями на космодроме «Восточный» Сергея Волкодава обрастает новыми подробностями. Напомним, он находился под следствием в СИЗО, попал в реанимацию 13-й горбольницы с черепно-мозговой травмой, где скончался 11 января. ФСИН опроверг информацию об избиении Волкодава в камере. Однако странная смерть бизнесмена стала предметом проверок и расследований сразу в нескольких силовых ведомствах. Некоторые новые обстоятельства трагедии стали известны «МК».

По его версии, предпринимателя били целенаправленно Сергей Волкодав

Напомним, Сергей Волкодав вместе с братом — бывшим руководителем Главного военно-строительного управления (ГВСУ) № 6 (ранее «Дальспецстрой»), обвинялись в хищениях при строительстве космодрома «Восточный». По версии следствия, Юрий Волкодав, руководивший строительством объектов на космодроме, заключил с компанией брата «Цветлит» договоры на закупку продукции для «Восточного» и нескольких дальневосточных объектов Минобороны. Обвинение отмечало, что продукция «фактически не использовалась либо не входила в предмет изначально заключенного между ГВСУ № 6 и компанией договора».

В январе 2022 года суд Хабаровска приговорил Волкодавов к 4 годам 9 месяцам и 6,5 года лишения свободы. С них также взыскали почти 80 миллионов ущерба.При вынесении приговоров братьям суд постановил пересчитать сроки заключения с учетом времени содержания в СИЗО, что позволяло им рассчитывать на УДО.

Позже Сергея Волкодава осудили по еще одному делу — о мошенничестве на сумму около 50 миллионов рублей. Сергей Волкодав обжаловал решение, апелляционная инстанция нашла нарушения и вернула дело в прокуратуру. Бизнесмена освободили, и он уехал в Москву. Но прокуратура в свою очередь обжаловала решение суда и Сергей Волкодав был объявлен в розыск. В августе 2023 года предпринимателя вновь арестовали в Москве. В очередном деле о мошенничестве говорится о хищением средств при выполнении контрактов с Минпромторгом на 786 миллионов рублей.

В середине октября у Сергея Волкодава в камере СИЗО № 4 случился конфликт.

Источник «МК», близкий к ФСИН, поделился подробностями побоища. По данным собеседника, Сергей Волкодав сидел в так называемой «БС-ной» камере (для бывших сотрудников правоохранительных органов), где содержались единовременно порядка 30 таких же, как он подследственных и подсудимых. Якобы, отношения у бизнесмена не заладились с бывшим сотрудником МВД, а схлестнулись они, как часто это бывает, на бытовой почве.

«Сначала Волкодав мокрые вещи не там развесил, потом ботинки свои вонючие у изголовья соседской шконки поставил. Ему сделали замечание, а он бросил в ответ, мол, мент, что ты мне можешь тут сказать. Ну и был бит, в хате в основном полицейские и сидели», — рассказал источник.  

Как бы там ни было, Волкодава поместили в санчасть с переломами, а через некоторое время перевезли в санчасть изолятора «Матросская тишина». В больничных условиях он провёл около месяца, но потом его вновь вернули в СИЗО 4 «Медведково».

Незадолго до гибели Сергей Волкодав неоднократно обращался за медицинской помощью: 12 декабря ему вызывали «скорую» прямо в суд, а 29 декабря медики приезжали в изолятор. Поводы для вызова были разные. В суде Волкодаву действительно было плохо, но по информации того же источника, он рассчитывал на изменение меры пресечения, так как ранее якобы подписал досудебное соглашение. Но надежды рухнули, и предприниматель банально переволновался. А 29 декабря у Сергея Волкодава состоялся тяжёлый разговор с защитником. Якобы эти переживания и стали спусковым крючком, а разглядеть серьезные проблемы со здоровьем было невозможно из-за того, что у арестанта помутился рассудок. Со слов собеседника, тюремные врачи не понимали, где Сергей Волкодав шутит, а где нет, и посчитали его поведение симуляцией. 

При этом его всё же пытались поместить в психиатрическое отделение СИЗО-2 Бутырка, но там его отказались принимать — бизнесмен был к тому моменту очень плох. С предварительным диагнозом «инсульт» Сергея Волкодава экстренно госпитализировали в 13-ю горбольницу, где ему сделали две сложные операции: по удалению большой гематомы в голове, которая скорее всего возникла после побоев, а позднее ещё одну трепанацию, чтобы убрать послеоперационный отёк. Старания врачей были тщетны, пациент скончался 11 января. 

Впрочем, существует и другой взгляд на эти события. «МК» удалось пообщаться с братом погибшего Юрием Волкодавом.

— Все это началось гораздо раньше, еще в Хабаровске, вскоре после ареста. Брата якобы ошибочно вывезли в суд. Он сидел один в «Газели», как позднее сам рассказывал, говорил с сотрудницей конвойной службы. По всем нормам он и должен был быть один, так как бывшие сотрудники правоохранительных органов содержатся в изоляции. Но к нему, якобы опять же по ошибке, подсадили арестанта из общей массы, как это на тюремном сленге говорится, «чёрной масти». Этот уголовник на ровном месте ударил Сергея и сломал ему челюсть. 

— Были какие-то последствия?

— Сергей написал заявление, но делу ход не дали.

— Давайте перейдём к событиям в Москве…

— После ареста в СИЗО № 4 его не поместили в обычную камеру. Его отправили в пресс-хату, где содержалось 30 человек. Любого можно спросить, что это за камера: там постоянно кого-то бьют, вымогают и так далее.

Недавно вышедший на свободу из мест заключения общественный деятель, содержавшийся в камере для бывших сотрудников правоохранительных органов, подтвердил «МК», что за парой камер вместимостью 30-40 человек закрепилась дурная слава. Они находятся на втором этаже в старом корпусе изолятора.

— Вам известно, что на самом деле произошло в камере? Ведь после инцидента Сергей мог писать письма, встречаться с защитниками.

— Сразу скажу: в камере не было ни драк, ни конфликтов, ни-че-го. Его даже не били в лицо, как это бывает. Сергей лег спать и этот нехороший человек, когда он закрыл глаза, ударил его чем-то тяжелым, завернутым в полотенце. В левую височную часть. От этого брат потерял сознание. А его продолжали бить, сломали ему все лицо — более 20 переломов. Какие мокрые портянки, которые Сергей якобы не туда повесил? Ничего такого не было.

— Вам известно имя того, кто напал на вашего брата?

— Я буду ждать конца проверки, и ни имени, ни фамилии его не назову. Да, и били его несколько человек. Но хочу обратить внимание на тот факт, что изначально преступление этим молодчиком было совершено в Московской области, а почему он оказался в столичном СИЗО-4, да ещё и в «БС» — это вопрос. На следующий день его срочно отправили в СИЗО Московской области.

Конечно, я знаю имя. Сергей написал заявление, где сообщил данные напавшего и обстоятельства — будет ли оно рассмотрено мы узнаем.

— То есть, по вашей версии, сокамерник целенаправленно и без очевидного мотива напал на спящего Волкодава?

— Так и было. Более того, знаю ещё одну версию, которая называлась сокамерниками в рамках проверки. Альтернатива «портянкам» — это был разговор, чтобы брат начал «уделять на общее». Сергей им сказал, что не первый год тут и не первый день сидит, мол, не раскатывайте меня. И уже из-за этого якобы случилась драка. Но это всё тоже чушь. Я режимнику в СИЗО сказал про это: что у вас в изоляторе деньги собирают в БС на нужды преступного мира? Но ответа не было.

— Официальные лица утверждают, что Сергею Волкодаву вся помощь оказывалась, и это найдёт отражение в результатах проверок.

— Я был на личном приеме у начальника СИЗО после смерти брата и всё это слышал. Сергей просил их вывезти его в больницу, например, в 20-ю (туда обычно помещают всех нуждающихся в медпомощи подследственных – прим. Авт.). А все вокруг говорили: мол, он притворяется, у него расстройство личности. Но его все равно не вывозили.

После избиения Сергея перевели в СИЗО «Матросская тишина», а когда оттуда привезли — он начал терять сознание, не мог опираться на левую ногу. 17 декабря на продлении ареста адвокат все документы представил. В суд вызывали врачей. Сергей сказал медикам, что у него голова болит. Ему дали таблетку от головы и уехали.

— Есть информация, что перед последней госпитализацией, 29 декабря к Сергею приходил адвокат и разговор с ним «добил» его.

— В этот день адвокат даже не заходил в СИЗО.

— Ещё писали, что вашему брату смягчили меру пресечения незадолго до его смерти.

— Нет, Сергей уже лежал в больнице без сознания, я хотел к нему попасть, но его охраняли. До последнего сидели и никого не пускали. Даже, когда 10 января начали отказывать органы, так и не дали нам проститься.

Сергей точно не заслужил это. Он не тот человек, чтобы с кем-то ссориться из-за быта. Он был мастером спорта международного класса по гребле. Врачи мне сказали, что будь у них неделя в запасе, то спасти брата было бы больше шансов. Никто не  понимает, почему Сергея не вывезли. 

И, главный вопрос, который касается не только ситуации с Сергеем. Есть тысячи таких же, как он заключённых. Ну что мешает содержать его (их) не под стражей? Человек в возрасте, социализированный, никому не угрожал, не скрывался, имел 3 детей, кучу заболеваний. Кто за это теперь должен отвечать?

Источник: mk.ru