Для придуманной коллективным Западом саги под названием «конфискация замороженных активов РФ» пишется новая глава. Страны G7 планируют выпустить долговые обязательства для финансирования Украины, используя российские суверенные резервы в качестве залога. По данным Financial Times, союзники Киева потребуют от Москвы погасить долг по этим бумагам, а в случае отказа — начнут изымать замороженные средства и передавать украинской стороне. Как утверждают российские эксперты, мера эта противоречит международному праву, в том числе — англосаксонскому.

«Выпускать облигации под денежные средства, которые не являются вашей собственностью, – нонсенс»

По словам анонимных собеседников FT, подобный план позволит G7 собрать для Украины средства без необходимости немедленного решения юридических вопросов. Он обеспечит «немного ликвидности украинцам на основе уже данного коалицией обещания, что Россия заплатит». В общем, старая как мир история из разряда «без меня меня женили». Интересно, с какой это стати «Россия заплатит»? Получается, Запад дал Киеву некую, почти стопроцентную гарантию на основе собственных бездоказательных умозаключений — то ли о податливости России, то ли о собственной креативности. Странно это! 

Напомним, после начала спецоперации Евросоюз и государства G7 заблокировали принадлежащие РФ €260 млрд ($280 млрд) в виде как денежных средств, так и ценных бумаг. Из этой суммы порядка €191 млрд ($207 млрд) находятся в ЕС, в основном на счетах бельгийской Euroclear. В конце октября 2023-го этот международный депозитарий, один из крупнейших в мире, отчитался о том, что за девять месяцев года заработал свыше €3 млрд в качестве процентов на инвестировании попавших под санкции российских активов. Эти деньги решено держать на специальных счетах до тех пор, пока страны ЕС единогласно не договорятся направить их на помощь Украине. Ранее премьер Бельгии Александр де Кроо объявил о создании «Фонда для Украины» в €1,7 млрд, который планируют пополнять за счет введения windfall tax (налога на прибыль) от заблокированных резервов. 

Между тем эти суммы (€3 млрд и €1,7 млрд) несопоставимы с общим объемом заблокированных активов в €260 млрд. Амбициозная, внешне хитроумная затея с выпуском долговых обязательств (принадлежащая, кстати, все той же Бельгии) касается именно этой основной цифры. Но вот вопрос: насколько она реализуема, и каковы будут последствия?

«Решение какое-то замороченное, стрёмное, – рассуждает ведущий эксперт Центра политических технологий Никита Масленников. – С одной стороны, оно продиктовано технической и юридической невозможностью провести конфискацию российских активов напрямую и передать их Украине. С другой стороны, Западу надо что-то делать. При любых обстоятельствах, выпускать облигации под денежные средства, которые не являются вашей собственностью, – это нонсенс. Да, деньги заморожены, но они вам не принадлежат. Схема крайне спорная и уязвимая даже с точки зрения действующего англосаксонского права. Соответственно, РФ будет оставаться на своей прежней позиции: любые операции с заблокированными активами незаконны, и мы их признавать не собираемся».

В конечном итоге речь идет именно о принудительном изъятии, аресте средств в пользу Киева; определение «залог» тут неуместно. Другое дело, если бы Россия сама (как собственник) распорядилась этими деньгами, заложив их, условно говоря, под внешнее инвестирование. По мнению Масленникова, новый план G7 свидетельствует о том, что продолжение прямого финансирования Украины становится для Запада все более неподъемной ношей. Непонятно также, кто будет покупать выпущенные бонды, если Россия откажется (в чем нет сомнений). Решение о конфискации ее активов создаст опасный прецедент, когда средства иностранного государства могут быть произвольно экспроприированы под любым предлогом. К примеру, как отреагирует на такое самоуправство Китай, который является очень крупны

м, вторым после Японии, держателем американского долга? Вряд ли позитивно…

«На все эти моменты постоянно указывает глава Минфина США Джанет Йеллен, – отмечает Масленников. – Ведомство еще в 2014-2015 годах выступало против идеи конфискации российских активов, в итоге ему удалось удержать тогдашнего президента Барака Обаму от такого шага. Сегодня риски намного выше, как и градус конфронтации. Последствия малопредсказуемы, но, похоже, решение G7 ускорит процесс дефрагментации глобальной экономики, который уже идет. Ущерб понесут и мировые центробанки, поскольку активы РФ вложены в государственные облигации, номинированные в евро, долларах и британских фунтах».

Источник: mk.ru