Китайский банк Zhejiang Chouzhou Commercial, ставший крупнейшим расчетным центром для отечественных импортеров в связи с удобным расположением своей штаб-квартиры в городе Иу — большом логистическом центре, 7 февраля прекратил проводить операции российских и белорусских контрагентов. Причем транзакции были прекращены и через международную систему SWIFT, и через российскую СПФС (Систему передачи финансовых сообщений), и через китайскую CIPS. Почему в КНР решили так поступить и как такие инциденты могут отразиться на отечественной экономике, «МК» выяснил у экспертов.

Эксперты рассказали, чем обернется остановка финансовых операций с КНР для России

О прекращении отношений с компаниями из России и Белоруссии менеджеры Zhejiang Chouzhou Commercial банка предупредили своих контрагентов на прошлой неделе. Отечественные бизнесмены указали на то, что решение было принято в преддверии «китайского Нового года» (10 февраля), а это период длинных праздников и выходных в КНР, когда с вывозом товаров точно возникнут сложности, по крайней мере до марта. Одновременно в отечественной прессе появилась информация, что операции с компаниями из России ограничила еще одна влиятельная кредитно-финансовая организация, входящая в тройку крупнейших в КНР. Она начала требовать доказательств отсутствия контактов с подсанкционными лицами, подтверждений того, что покупаемые российскими бизнесменами товары не предназначаются для оборонно-промышленного комплекса, не отправляются в Крым и т.д. Все это указывает, что Zhejiang Chouzhou Commercial может оказаться не единственной кредитно-финансовой организацией КНР, которая в итоге откажется от операций с российским бизнесом, опасаясь вторичных санкций Запада.

Правда, по мнению финансового аналитика Андрея Верникова, ситуацию не стоит драматизировать, просто не надо воспринимать банковскую систему КНР как монолит. В Китае есть силы, заинтересованные в развитии экономических отношений с Западом, а есть те, кто ориентирован на Россию. С точки зрения экономики Китай и США — это сиамские близнецы, их интересы сильно переплетены, поэтому власти КНР в каких-то моментах будут уступать США. Сейчас экономика Китая не в лучшем состоянии и сильно зависит от экспорта в Штаты.

При этом ситуация с платежами между Россией и Китаем уже вышла на самый высокий уровень: президент нашей страны Владимир Путин обсудил этот вопрос с главой КНР Си Цзиньпином во время телефонных переговоров в пятницу, 8 февраля. Лидеры двух стран договорились продолжить работу по созданию финансовой инфраструктуру, чтобы обеспечить надежность платежей, отметив, что уже свыше 90% расчетов между Россией и КНР проводятся в рублях и юанях.

Обсуждение вопроса на политическом уровне дает надежду, что проблемы в проведении операций больше не повторяться. Однако эксперты призывают относиться к платежным возможностями КНР без излишнего оптимизма, поскольку не стоит недооценивать американское влияние в мире и экономические связи США и Китая. «Причина сложностей, возникших одновременно во взаиморасчётах России с Китаем и Турцией, одна и та же. Для дополнительного давления на финансовые структуры стратегических торговых партнёров России Белый дом издал указ, подписанный американским президентом Джо Байденом в конце декабря, — объясняет поведение китайских партнеров руководитель отдела по работе с состоятельными клиентами ИК Fontvielle Сергей Соловых. — Этот документ расширил возможности министерства США по санкциям в адрес тех банков, которые подозреваются в помощи РФ в обходе ограничений». При этом Штаты не являются основными торговыми партнерами этих стран, но их доля вместе с Евросоюзом значительно выше, чем у России. Например, Китай наторговал с нашей страной за 2023 год на $240 млрд. Однако в совокупном тандеме США плюс ЕС объем торгов КНР равен почти $1,5 трлн, то есть в 6 раз больше.  

«Европейские и американские регуляторы способны контролировать валютные транзакции не только через систему SWIFT, но и анализируя всеобъемлющую банковскую отчетность, которую финансовая организация обязана предоставлять в иностранные регулирующие органы, если хочет функционировать на их территории, — продолжает разговор генеральный директор логистической компании «РФК Групп» Максим Чепов. — Таким образом, для иностранных регуляторов работа китайского банка достаточно прозрачна. Если финансовая организация хочет продолжать работу с ЕС и США, то она обязана соблюдать санкции по отношению к России». Скорее всего, банк Chouzhou Commercial оценил, что его доля сотрудничества с ЕС и США выше, чем доля российско-китайских транзакций. Как следствие, им выгоднее отказаться от сотрудничества с российскими компаниями, чем потерять долю рынка в Европе и Штатах, полагает эксперт.

Маловероятно, что руководство Поднебесной будет принимать решения, противоречащие экономическим интересам страны, а системообразующие банки не станут игнорировать возможные риски вторичных санкций.

Однако ситуация не является патовой. Если в аналогичном случае с Турцией (банки этой страны, испугавшись вторичных санкций, прекратили операции с российскими компаниями и физическими лицами), финансовая система которой ограничена примерно 50 различными банками, разговор ведётся о создании специального кредитного учреждения, основной целью которого будет проведение взаиморасчётов между Россией и Турцией, то с КНР все может разрешиться ещё проще. Китайская банковская система весьма обширна и изобилует средними и небольшими банками, которые в вопросах выбора клиентов не так зависимы от возможных санкций, как крупные банки. Как отметил Соловых, переориентация на них потребует некоторого времени, но это вполне рабочий сценарий, который может реализоваться в условиях усиливающегося санкционного давления на основного торгового партнёра России.

«⁠В большом китайском финансовом секторе найдется место и тем, кто предпочитает работать только с США и Европой, и тем, кто будет работать только с Россией и дружественными ей странами», — полагает Чепов. Сложностей участникам рынка эта ситуация добавит, но совсем остановить партнерские отношения не сможет, уверен аналитик.

При этом в случае потери Китая как платежного оператора наша страна окажется в очень сложном положении. «Никаких новых больших партнеров для экспорта России найти не удастся, — говорит Верников. — Индия и Китай — это экономические гиганты и потребляют много сырья, поэтому возникающие во взаимной торговле проблемы надо решать. Наверняка, трудности и дальше будут возникать, но лидеры Китая и России нацелены на конструктивное сотрудничество. Экономика Китая экспортно ориентированная и, чтобы быть конкурентной, нуждается в

гарантированных поставках не очень дорогих сырьевых ресурсов из России».

Помимо политики существует и коммерция, в которой китайцы сильны испокон веков. По мнению Чепова, ⁠политической воли о прекращении сотрудничества с Россией в пользу США, безусловно, нет, но каждый китайский банк сам оценивает риски и возможности сотрудничества с нашей страной и действует исходя из собственных выгод.

Наилучшей стратегией для России в сложившейся ситуации, по мнению доцента кафедры экономической теории РЭУ им. Плеханова Екатерины Новиковой, будут следование выбранной нашим государством политике и продолжение развития финансовой инфраструктуры для взаиморасчетов с ключевыми торговыми партнерами. А сюда, в дополнение к Китаю и Турции, стоит отнести и Саудовскую Аравию, и ОАЭ, и Индию.

Источник: mk.ru