«МК» публикует последний материал, который подготовил для нас Эрик Соломонович Котляр — мастер криминального жанра, известный писатель, журналист, исследователь. К сожалению, 14 января Эрика Котляра не стало. Но остались его интереснейшие исследования российского криминального мира. Сегодня — рассказ о том, как ловили в Москве банду жестоких убийц. Жертвами преступников становились только женщины.

В 2000-е столичные следователи столкнулись с целой бандой ненавидящих жителей Москвы мигрантов Искандер Рахматов, Сухроб Раджабов, Хушнуд Турокулов.

Для Московского уголовного розыска криминал мигрантов стал давно привычной темой. Начиная с самого зарождения олигархата в России, когда российские границы распахнулись для толп полуграмотных, зараженных средневековыми предрассудками обитателей азиатских кишлаков. Крупный бизнес получил дешевую неквалифицированную рабочую силу. А вот Россия получила агрессивную и фанатичную среду приезжих, среди которых оказались люди, ненавидящие живущий на нашей земле народ и мечтающие установить здесь привычный им образ жизни.

Некоторые преступления, совершаемые в России мигрантами, напоминают Средневековье. В 2023 году в Электростали мигранты сняли скальп с молодого парня, который выкрасил волосы в другой цвет, чем нанес оскорбление мусульманской религии. Это наши дни.

А вот МУР с подобными случаями столкнулся еще в начале двухтысячных годов.

Фото: mospravda.ru

Тогда сотрудники Московского уголовного розыска раскрыли дикие по замыслу преступления мигрантов, которые на допросах со злобной наивностью признавались им в чудовищных делах. Как вам, например, такое заявление одного из участников убийств молодых женщин, раскрытых на юго-западе Москвы оперативниками МУРа, о которых мы расскажем сегодня?

— Ну а для чего вы отрезали уши у русских девчонок?!

В ответ яростно сверкнули глаза:

— Мы их ненавидим! Они рожают неверных.

Потом, посидев в камере ИВС, сказавший это понял, что сморозил глупость, и уже на втором допросе заявил:

— Мы их убивали, чтобы отнять деньги. Пытали тех, кто не хотел отдавать.

— Вот как? Зачем тогда отрезали уши и брили головы своим землячкам? Они же не «неверные».

— Они хуже неверных. Приехали сюда и забыли заповеди Аллаха. Стали подражать жизни местных, а некоторые из них даже замуж тут вышли и сменили фамилии.

— Так вы что, приехали в Россию, чтобы убивать здесь, калечить и грабить?

— Зачем так говорить? Аллах создал Землю для всех людей. Земля для всех людей общая. Нельзя так говорить, куда приехал, куда не приехал…

Одна из девочек, которую они изуродовали, слава богу, осталась живой. Как она рассказывала оперативникам, ей пришлось притвориться мертвой. Но ведь не всем так повезло!

В те годы оперативники жестко выполнили свою задачу, столкнувшись с необычным для них случаем безудержного религиозного фанатизма. Но в их служебные обязанности ведь не входит давать расследуемым событиям общественно-политическую оценку, кроме правовой. Тем более что Россия всегда придерживалась дипломатических и дружественных отношений со многими соседями. Хотя между слов оперативники задавались справедливым вопросом: зачем нам нужна иностранная преступность, если и своей невпроворот?

В конце 2010-го и в начале 2011 года в оперативные органы столицы стали поступать тревожные сведения о серийных убийствах молодых женщин и девушек. Каждое убийство совершалось с необъяснимой жестокостью. Многочисленные ножевые ранения на телах погибших вызывали вопросы у судмедэкспертов и оперативников. Складывалось впечатление, что убийцы перед окончательной расправой подвергали своих жертв мучительным пыткам. Зачем? Ведь забирали у несчастных всего лишь телефоны, кошельки с мелочью, сумки… Обычная добыча при уличном разбое. Трупы молодых женщин находили главным образом на юго-западе Москвы.

Врачи 64-й городской больницы на улице Вавилова говорили между собой, что превратились в настоящую фронтовую бригаду. Пациентки с многочисленными ножевыми ранениями значительно потеснили больных с привычными диагнозами.

Сотрудники уголовного розыска ЮЗАО Александр Мельниченко, Максим Ванин, Илья Попов сутки проводили в тревожном ожидании очередного сообщения о найденном женском трупе. И тревожные сигналы не заставляли себя долго ждать. Так в новой сводке появилось описание нападения на девушку на улице Архитектора Власова возле дома 22. Место нападения не попало в зону видеонаблюдения.

В тяжелом состоянии пострадавшую отправили в 64-ю больницу, где врачи констатировали глубокое ножевое ранение в грудь. На улице Гарибальди оперативники обнаружили женскую сумку с паспортом на имя Светланы Боковой. Из сумки похитили два мобильных телефона, зарплатную карту Сбербанка. На месте происшествия нашли личные вещи жертвы. Девушка работала медсестрой в частной клинике, при ней была спецодежда медицинской сестры, нижнее белье и флакончик духов, зажигалка, пачка сигарет. Все это разбойники небрежно вытряхнули из сумки девушки, возвращающейся с дежурства.

Через сутки в оперативную часть поступила телефонограмма: Светлана Бокова скончалась от полученных ран.

В действие вступил МУР. Из отдела по раскрытию убийств в Юго-Западный округ был откомандирован начальник отделения Антон Виноградов, оперативник опытный и хорошо знакомый со спецификой округа. На первом совещании опергруппа решила, что для них раскрытие убийств девушек и молодых женщин дело мужской чести и они предпримут все меры, чтобы убийцы ответили за мерзкие преступления. Уже при первом разборе почерка этих преступлений оперативники отметили: ни одна жертва не подверглась насилию, что обычно характерно для большинства сегодняшних уличных нападений на девушек. Насилие над случайной жертвой обычно сопровождают грабежом. И совершают такие гнусные дела в городе чаще всего именно гастарбайтеры.

Но вот в этом случае бандиты отступили от правила. Уличные грабежи сопровождали изуверские убийства с многочисленными ножевыми ранениями. Жертвам уродовали облик и отрезали уши. Вот только какие мотивы для таких зверств были у неизвестных преступников?

А кровавые события на юге Москвы между тем продолжались.

Вскоре поступило сообщение о том, что на улице Бабушкина возле бойлерной жители обнаружили труп женщины. Убитой оказалась 35-летняя уроженка Дагестана Индира Камилова. Эксперты описали семнадцать ножевых ранений тела, причем девять из них в область шеи, остальные в грудь, в почку и еще куда попало. Как будто бы били ножами не глядя, с остервенением.

На месте убийства валялись золотые серьги и кулон, триста рублей и телефон «Сони-Эриксон»…

Череда трагических событий пополнилась еще одним убийством женщины.

Погибла успешная коммерсантка, владелица молочной фирмы. Погибла она мучительной смертью. Ее труп обнаружил шофер мусоровозки, когда разгружал грузовик на свалке. Труп вывалился из кузова и наполовину освободился от полиэтиленового мешка, в который его запихнули. Испуганный водитель немедленно сообщил о страшной находке в полицию. Осмотр тела погибшей показал следы жестоких пыток, которым подвергли несчастную перед казнью. Восемь ножевых ранений тела, не менее десяти проколов в области шеи и изуродованные уши…

Впоследствии в процессе следственно-оперативных действий установили погибшую — 43-летнюю Ольгу Медведеву.

Розыск преступников затрудняли неточные описания их редкими свидетелями. Некоторые из них утверждали, что нападавшие были похожи на кавказцев, другие видели лиц азиатской внешности. Кроме того, под внимание оперативников попадали жертвы других преступлений, совершенных в это время в округе, и приходилось тратить много времени, чтобы отсеивать «лишние» для расследования происшествия. Так появился фотокомпозиционный портрет одного из предполагаемых убийц, похожий на кавказца, составленный по показаниям очевидцев. Но, как это выяснилось потом, он имел мало общего с действительной наружностью настоящих преступников.

Надо было детально разбирать все заявления о нападениях, совершенных кавказцами или представителями азиатских республик. Единственное, что доподлинно удалось установить — все убийства женщин таинственные невидимки почему-то совершали на территории Юго-Западного округа.

Колоссальную работу оперативники были вынуждены проводить в сжатые сроки. Нельзя было допускать, чтобы в Москве продолжались маниакальные и необъяснимые расправы над женщинами.

В результате упорных оперативно-разыскных мероприятий под подозрение следствия попала пожилая женщина азиатского происхождения.

Беседовали с ней долго. Оперативники прекрасно понимали, что помощь она им окажет, если только поверит в безопасность своих показаний для тех, о ком ее расспрашивали опера. Поэтому Виноградов и Мельниченко объяснили ей, что речь всего лишь о безобидной истории с удерживаемыми какими-то неизвестными людьми найденными ими на улице телефонами. Но если эти телефоны не вернуть владельцам, дело может принять уголовный оборот. По сведениям полиции, человек, у которого находятся телефоны, ее знакомый. Вопросы оперативники задавали быстро, не давая ей времени для обдумывания ответов. И, к их радости, женщина признала, что один из этих людей ее племянник! При этом разговоре присутствовала ее родственница, которая сказала: похоже, это наш Сухроб! Потом обе спохватились и категорически отказались назвать его адрес и номер телефона. Но для опергруппы это уже не имело значения.

Пожилую даму они держали под контролем все время, пока не узнали адрес этого человека и номер его мобильного телефона.

Им оказался некто Сухроб Раджабов, нигде не зарегистрированный, работающий грузчиком на Казанском вокзале, снимающий квартиру на улице Подбельского.

Когда оперативники постучали ему в дверь и назвали имя — Сухроб Раджабов? — им сначала неуверенно ответили: да! А потом воцарилось гробовое молчание. Как видно, человек за дверью понял, что наступил час расплаты, и решил затаиться. Уловка, типичная для наивных, малограмотных субъектов.

— Это твое дело — сказал Виноградов — но учти, мы никуда не уйдем. Так или иначе, может быть, даже с помощью МЧС, но встреча с тобой обязательно состоится. О тебе нам известно всё, и лучше, если наберешься ума и не заставишь нас выламывать дверь. Подумай хорошенько!

Муровцы приготовились к долгому ожиданию. Один из оперативников отправился в магазин; продукты разложили на подоконнике в подъезде, открыли консервы и нарезали хлеб… Так началась блокада той самой квартиры; что и привела к концу банды, перед делами которой меркнут даже убийства Ионесяна, вошедшие в историю МУРа под символом «Мосгаз».

Время тянулось долго. Оперативники твердо держали засаду. Жильцы из соседних квартир, встревоженные присутствием на площадке четверых крепких парней, разложивших закуску на окне и расположившихся на ступеньках, начали звонить в местное отделение полиции и участковому. Экипажи и участковый приезжали несколько раз. Коллегам оперативники заявили категорическим отказом:

— Даже не думайте, мы никуда отсюда не уйдем, пока он не откроет дверь. Докладывайте хоть генералу!

Блокада тянулась около десяти часов. Муровцы были непреклонны: будем держаться до конца.

Дверь открылась только в два часа ночи, когда, устав от настойчивости «непрошеных гостей», Раджабов наконец понял: дальше упираться бессмысленно.

От Раджабова оперативники услышали, что он приехал в Москву из Узбекистана. Работает грузчиком на Казанском вокзале. Вместе со своими знакомыми Таракуловым и Ганиевым он поехал на станцию метро «Новые Черемушки», там во дворе они остановили девушку и с целью завладеть ее сумкой нанесли ей удары ножом. Потом отправились на станцию «Щелковская», где убили еще одну женщину… За «работу» Раджабову достались два телефона «Нокиа» и «Самсунг» из сумок убитых женщин.

Оперативники убедили Раджабова: ему лучше сотрудничать со следствием. По требованию Виноградова и Мельниченко он позвонил своим друзьям Таракулову и Ганиеву и назначил им на следующий день встречу на Казанском вокзале.

Но сыщиков постигло разочарование. На «стрелку» вызванные Раджабовым подельники так и не явились. Наверное, звериное чутье подсказало им неладное.

На этот раз оперативники заставили Раджабова выучить наизусть подготовленный ими текст. И сработало. На Казанском вокзале состоялась встреча Таркулова и Ганиева, но только не с Раджабовым, а с… собровцами. Задержанные бандиты говорили о себе и своих похождениях удивительно открыто.

Хушноб Таракулов, таджик, но зарегистрированный по месту жительства в Узбекистане. По специальности плотник. Прибыл в Москву в 2007 году. Здесь проживал нелегально. При задержании у Таракулова не оказалось никаких документов. Подрабатывал извозом возле гостиницы «Принц» на Севастопольском бульваре. Снимал квартиру вместе с другим жильцом по имени Ареф.

Таракулова, по его словам, познакомил с Ганиевым и еще несколькими людьми, а именно с Раджабовым, Рахматовым, Джураевым, Ризоевым, приятель, таксист на Казанском вокзале, некто Фёдор. Он рекомендовал Таракулову их как людей, кто может помочь с регистрацией в Москве. У Таракулова якобы умерла сестра, он нуждался в деньгах, и Ганиев одолжил ему 50 тысяч рублей. Через две недели Ганиев позвонил и сказал, что Таракулову предстоит отработать должок водителем машины. По требованию Ганиева он подвез его и Раджабова к станции метро «Новые Черемушки». Там новые знакомые убили девушку, а Ганиев заставил Таракулова нанести несколько ударов ножом по мертвому телу…

Такими были первые показания Таракулова. В процессе следственной разработки с ним выяснилось многое!

Не менее интересные вещи муровцы узнали и от Ганиева. Абдугани Ганиев, официальное место жительство в Самарканде. В Москве проживал без документов (если, конечно, не считать фальшивый паспорт). Образование среднее специальное. В Самарканде проходил обучение в платном колледже службы национальной безопасности и получил специальность связиста.

В Москве с 2008 года. Жил в Подольске, где зарабатывал извозом на местном рынке. Подвозил фрукты, овощи и другие товары в торговые точки.

Во время разведбеседы Ганиев насторожил оперативников своим неожиданным откровением о том, что в Самарканде он обеспечивал себя нападениями на приезжих туристов и студентов, посещавших местные рынки. Его спокойствие при описании совершенных им разбоев оперативники расценили как дерзость, свойственную профессиональным преступникам.

На совещании сыщики пришли к выводу: в руки опергруппы попали вожаки банды. И это подтвердило дальнейшее расследование.

Ганиев и Таракулов особо не скрывали имен остальных участников организованной ими банды убийц. Когда они стали давать признательные показания об убийствах женщин в столице, у муровцев засветились и остальные «герои» кровавой эпопеи.

Эти люди были задержаны при силовой поддержке СОБРа. Операции проходили главным образом в Подольске, где снимал жилье Ганиев.

Среди задержанных оказался некто Рахматов, неплохо подготовленный боксер, способный одним профессиональным ударом сбить с ног девушку или женщину.

Искандер Рахматов, он же Рустам Ташматов, известный еще и под кличкой Саша, дважды привлекался за незаконную предпринимательскую деятельность к административной ответственности. Получил в Узбекистане среднее образование. Занимался боксом. В России с 2002 года. В 2009 году возвращался в Узбекистан, чтобы сменить паспорт. В том же году вернулся в Россию и жил здесь безвыездно. В Подольске у него жена и ребенок, из-за отсутствия документов не прошедший регистрацию о рождении.

Главное занятие — частный извоз, в том числе и на рынках. За нарушение правил 6 раз привлекался к административной ответственности. По словам самого Рахматова, его лишили прав вождения автомобиля на два года. И он был вынужден приобрести паспорт и права на имя Ташматова.

Уже под этим «псевдонимом» за нарушение правил автовождения его привлекали к административной ответственности аж 14 раз!

При обыске в его квартире нашли тайничок с наркотой. Наверное, не брезговал подрабатывать и таким способом, общепринятым сейчас многими гастарбайтерами. Оперативникам он рассказал об одном эпизоде, где он выглядит невинным ягненком.

11 января 2011 года он вез по Ленинскому проспекту четырех своих знакомых по Узбекистану. На мостовой они увидели голосующую девушку и приказали Рахматову остановить машину. Все четверо из машины вышли, а девушка попросила подвезти ее к Текстильщикам или в Кузьминки. Когда она садилась, вместе с ней в машину быстро вернулись и его приятели. И приказали девушке не раскрывать рот под угрозой расправы. По дороге они велели Рахматову остановиться в незнакомом ему месте и вышли из машины, насильно вытолкнув девушку. Он сразу же уехал, сказав приятелям, что никому ничего не расскажет…

Вот ведь какой робкий. Только когда во время следствия дружки стали давать на него шокирующие показания, ангельская маска моментально слетела, обнажив хищный оскал убийцы.

Задержанные в Подольске Ризоев и Джураев оказались двоюродными братьями. Акмал Ризоев родился в Самарканде, работал поваром в кафе «Бистро» вместе с матерью, которая там же числилась посудомойкой.

Ему известно, что его двоюродный брат Дилшод Джураев грабил и убивал людей в Москве. Однажды Джураев вернулся поздно ночью в куртке, забрызганной кровью, Ризоеву он объяснил, что убил девушку. У Джураева Ризоев видел много денег, но откуда они взялись, Джураев ему не рассказывал.

Дилшод Джураев числился по месту рождения в Самарканде и нигде не был зарегистрирован ни в Москве, ни в Московской области. Проживал нелегально у своего отца в Подольске. Одно время работал продавцом овощей и фруктов. На момент ареста — безработный.

На первом же допросе подтвердил связь с Абдугани Ганиевым («Гани», как он его назвал).

На этом основная работа оперативной бригады закончилась. Банду остановили, оперативники сдержали мужское слово. Начались следственно-процессуальные действия с выездом убийц на места преступлений и воспроизведением нападений на пострадавших женщин. На счету кровавой группировки шесть целенаправленных убийств и одно покушение на убийство той девушки, что смогла притвориться мертвой.

Все телефоны убитых продавали на Казанском вокзале. Оперативники установили точку, где эти телефоны у них покупали.

На вопрос, почему на месте убийства Камиловой бандиты выбросили золотые серьги, кулон, деньги, дорогой мобильник — арестованные открыли оперативникам поразительную вещь. Оказывается, произошла ошибка, убили, не разобравшись, мусульманку, брать добычу в этом случае большой грех…

Так что же получается? Убивать по религиозному признаку, оказывается, не грешно? Исламское духовенство в светской России, как известно, отрицает догмы фундаментального ислама! И тем более не разделяет средневековые предрассудки, призывающие к «кровавой мести неверным», к джихаду. Выходит, сыщики столкнулись с бандой, заряженной ваххабитским духом? Бандой, которая объявила джихад русским женщинам.

Впрочем, религиозные мотивы, может быть, и не самое главное в этом диком деле. Когда следствие установило все факты преступлений, Таракулову уже нечего было терять. И он признался следователю, что, если бы их не поймали, они продолжали бы убивать и убивать! Почувствовав вкус легкой наживы, они хотели приступить к убийствам по наводке на зажиточных горожан и их квартиры.

Одно такое преступление они выполнили наряду с уличными расправами над женщинами. Речь о коммерсантке Медведевой. Навели на нее их знакомые северокавказцы.

Действовала банда, скорее всего, под режиссуру наводчиков.

Выслеживали Медведеву возле ее дома, изучали привычки будущей жертвы и передвижение по городу. Напали в подъезде, вывели и посадили в свою м

ашину. Когда женщина попала им в руки, ее подвергли мучительным пыткам и впервые «заработали» на этом деле много денег. Изуродованное тело коммерсантки выбросили в мусорный контейнер и сверху завалили листьями…

В 2010 году следствие подозревало в этом убийстве ее ближайшего родственника. Но правда открылась после ликвидации банды «приезжих», как их принято называть в официальных документах. На следствии они открыто рассказывали о подробностях этого преступления. Наверное, понравилось легко зарабатывать хорошие деньги, не очень заботясь о причиняемых жертвам мучениях. Такое выгодное дело можно легко прикрыть и религиозными предрассудками о «ничтожной сути неверных».

В послужном списке оперов — преступление, которое удалось предотвратить. Есть на юго-западе один продуктовый магазин, куда постоянно на «Порше» цвета слоновой кости приезжала за покупками молодая особа. На следствии бандиты рассказывали, как они готовили ее убийство. Тренировались в приемах нападения на автомобиль. Та девушка до сих пор не подозревает, что ее жизнь висела на волоске и спасением ее она обязана сотрудникам МУРа.

Впрочем, в истории МУРа это не первый случай. Когда в девяностые в столице убивал женщин охотник за дорогими шубами, приезжий из Украины, получивший оперативную кличку Чайка, муровцы под руководством своего начальника (сегодняшнего начальника ГУУРа МВД РФ Виктора Голованова) задержали убийцу у самого подъезда дома, куда входила его жертва. Задержали в тот момент, когда рука убийцы была уже занесена для расправы и перехвачена оперативниками. Дама вошла в дом, ничего не услышав и не заметив. И до сих пор пребывает в неведении о том, что была на шаг от смерти…

Кстати, этот случай был также на улице Вавилова. Какой-то особо опасный для женщин Юго-Западный округ.

Вся группа разоблаченных убийц в Москве проживала нелегально. У всех фальшивые паспорта. Настоящие права у каждого были изъяты полицией, и вместо них на руках были подделки.

Ганиев и Таракулов приговорены к пожизненному заключению, всем остальным — от 17 до 19 лет строгого режима.

Опыт ничему не учит. Муровцы по-прежнему, не жалея сил, выполняют свой долг, а приезжие гости продолжают совершать на московских просторах тяжкие преступления. Разница между тем, о чем мы рассказали читателям, и тем, что происходит в наши дни, в том, что этих самых гостей с восточной психологией и без всяких легальных документов стало сейчас намного больше. Только вот штаты уголовного розыска в главном городе России выросли незначительно…

Источник: mk.ru