Траурная церемония прошла по законам художественного произведения: завязкой стали очереди перед Малым театром и проверка документов на входе, кульминацией — склоки, устроенные зрителями в зале, а развязкой — вынос гроба под аплодисменты, которые сплотили всех, в том числе ссорившихся за пятнадцать минут до этого. Правда, житейская суета мешала осознать главное — патриарха русской сцены не стало. Но провожали Соломина именно как патриарха или, по образному выражению Валерия Баринова, — как короля, который умер, но нельзя сказать: «Да здравствует король».

Слезы и аплодисменты

За час до начала гражданской панихиды на Театральной площади начали собираться люди. У служебного входа в Малый театр дежурила пресса, а возле касс сделали «коридор» из металлических заграждений, где возникла очередь из «рядовых» зрителей. В 10.45 корреспондент «МК» насчитал в ней 80 человек, но всего за несколько часов с Соломиным простились не меньше трехсот человек, точную цифру установить невозможно ввиду «потоковости» процесса.

Журналисты, «охотившиеся» на звезд сцены и экрана на улице, зачастую оставались ни с чем. Сергей Гармаш приехал с букетом цветов, но молча прошел мимо камер и, кстати, уехал сразу же — в официальной части участия не принимал. Другие звезды соглашались дать интервью — но это была преамбула к самым главным словам.

Обратило на себя внимание обилие полиции, ОМОНа и других людей в форме: безопасности мероприятия уделили максимум внимания, даже журналистов проверяли сверхтщательно, сверяя списки приглашенных представителей прессы и ТВ и внимательно изучая документы.

Когда церемония началась, стало понятно, почему так. Отдать дань памяти Соломину приехал лично глава Следственного комитета Александр Бастрыкин.

«Вся Россия скорбит, провожая в последний путь Соломина. О нем говорят не только как о великом художнике, но и гражданине и патриоте», — сказал Александр Иванович. Бастрыкин призвал театральную молодежь брать пример с великого учителя, как делал в свое время Соломин, и вспомнил, что актер блестяще исполнял роли правоохранителей.

Из высокопоставленных персон на панихиду приехал советник президента Владимир Мединский. Был немногословен, назвал Соломина актером от бога и скалой, о которую разбивались новомодные театральные течения. «О многих из них мы уже забыли, а Соломин — есть», — победоносно произнес Мединский.

На сцену вышел заместитель главы аппарата правительства Леонид Левин, а телеграммы прислали Владимир Путин, Михаил Мишустин и другие первые лица страны. Стоит заметить, что в момент, когда ведущий панихиды зачитывал телеграмму от Путина, где шла речь о всенародной любви к Соломину, стоящая в зале зрительница устроила склоку из-за нехватки места. Ее просили вести себя потише и даже хотели вывести, но в ответ дама начинала шуметь особенно воинственно. До вмешательства полиции не дошло, но скандал возник дважды.

И, может быть, подобного удалось бы избежать, если бы организаторы не «заблокировали» партер, отдав прессе пространство амфитеатра, а «простым» гражданам — как бы ничего. Им предлагалось пройти перед сценой, оставить цветы, по желанию подойти к гробу — а потом покинуть зал. Чтобы остаться, за место на малюсеньком островке у таблички «выход» бороться приходилось любой ценой. «Пройдите, пожалуйста», «Здесь нельзя стоять», — звучало постоянно, сбивая настрой.

Лейтмотивом всех выступлений стали слова о том, что Соломин был верным хранителем классических театральных традиций, в день смерти Юрия Мефодьевича и сегодня его коллеги говорили о сиротстве, которое испытывают они и Малый, лишившийся своего капитана.

Заместитель худрука режиссер Алексей Дубровский признался, что Соломин театр считал своим домом и семьей и «каждый день оставлял здесь частицу своего сердца». «Эти частицы будут жить в каждом из нас», — заверил Дубровский, еще раз дав гарантию, что Малый театр с намеченного Соломиным пути не свернет.

К этому мало что можно прибавить, если детально процитировать выступления Бориса Любимова, ректора Щепки и зама Соломина, режиссера Дмитрия Барщевского, знаменитого актера Василия Бочкарева, других деятелей культуры, или Геннадия Зюганова, который пользовался языком политических митингов, рассказав о не проникшей в Соломина «либеральной гнили», войне Запада против «русского мира» и СССР как высокотехнологичной космической державе.

Перед лицом смерти все

равны — и коммунисты, и «капиталисты»: когда гроб выносили, ссорившиеся 20 минут назад люди оказались духовно едины с теми, кого они расталкивали локтями. Все и со всеми были заодно и аплодировали почти десять минут. Как бы чувствуя необходимость соблюсти традицию, мороз отступил. Было почти тепло, на бархатные подушечки с наградами Юрия Соломина падал снег.

Работников театра и родственников на Театральной площади ждали три белых автобуса: впереди было отпевание в храме Христа Спасителя. Причем, чтобы увезти все венки, понадобились пять, а может, больше черных авто.

А похоронили народного артиста СССР, согласно его последней воле, рядом с супругой, на Троекуровском кладбище.

Мединский, Зюганов, Барщевский, Любимов на прощании с Юрием Соломиным: без скандала не обошлось

Мединский, Зюганов, Барщевский, Любимов на прощании с Юрием Соломиным: без скандала не обошлось

Смотрите фотогалерею по теме

Источник: mk.ru