Департамент культурного наследия Москвы объявил о начале работ по реставрации конторы Ново-Сухаревского рынка, построенной в 1924-26 гг. по проекту Константина Мельникова. Контора (Большой Сухаревский переулок, дом 11, к. 1) — единственное здание, оставшееся от легендарной Сухаревки: самый известный рынок старой Москвы располагался на этом месте до 1930 года. Чем ценно здание конторы и что реставраторы планируют сделать — выяснил «МК».

Началась реставрация конторы Ново-Сухаревского рынка работы Константина Мельникова

Трехэтажный дом, который на плане выглядит как треугольник с одним срезанным углом — один из первых реализованных объектов в стиле русского авангарда, он же конструктивизм. И самая ранняя капитальная постройка Константина Мельникова, выполненная им в роли главного архитектора проекта.

— Мы обычно знаем Мельникова как автора гаражей, домов культуры и собственного дома в Кривоарбатском переулке, — пояснил «МК» историк архитектуры Николай Васильев. — Однако значительную часть его наследия составляет павильонная архитектура, сделавшая его знаменитым в начале 1920-х годов. Ново-Сухаревский рынок был спроектирован сразу после известного павильона «Махорка» на территории нынешнего Парка Горького и непосредственно перед павильоном на Парижской выставке 1925 года.

Ново-Сухаревский рынок был спроектирован ровно сто лет назад, когда было решено закрыть мешавший транспортным потокам известнейший в Москве Сухаревский рынок. По выходным из-за торговли по Садовому кольцу с трудом пробирались даже трамваи — такова была многолюдность старой Сухаревки. Торговлю решили перенести на пустырь между Садовым кольцом, Трубной улицей и Большим Сухаревским переулком. Мельников спроектировал территорию своеобразными секторами, которые рассекал острый угол-нос «корабля»-конторы. В здании находились не только административные помещения, но и рыночный трактир — скорее всего, Мельников спроектировал последний в истории объект общепита под таким названием.

— Лет десять назад, когда впервые планировали реставрацию этого здания, были мысли восстановить и несколько рыночных палаток-павильонов: территория позволяет это, и такое возрождение рынка могло бы быть интересным, — говорит Николай Васильев. — Но в нынешние планы реставрации это пока не вошло.

«Чтобы творение одного из мэтров авангарда вновь стало соответствовать задумке автора, реставраторам предстоит сохранить и восстановить конструктивные и декоративные элементы здания, — отмечает глава Департамента культурного наследия Москвы Алексей Емельянов. — Мастера уже начали демонтировать позднюю отделку и планировочные решения, диссонирующие с обликом памятника, а также расчищать стены. В ходе работ на основании архивных данных будут максимально сохранены и воссозданы элементы конструкций здания, относящихся к периоду постройки — 1926 году. Так, специалистам предстоит отреставрировать кирпичную кладку стен памятника и лепной декор фасадов и интерьеров, восстановить исторические проемы. Также в ходе работ приведут в порядок подлинные окна и подоконники, восстановят фурнитуру по историческим образцам».

— Максимально сохранить «столярку» было бы очень важно, — говорит Николай Васильев. — Дело в том, что на многих объектах Константина Мельникова работал один и тот же подрядчик, связанный с архитектором давней дружбой и сотрудничеством. Столярку конторы Ново-Сухаревского рынка, Бахметьевского гаража, собственного дома Мельникова делал один и тот же искусный мастер, его работу легко опознать. На многих объектах эта столярка уже утрачена, поэтому чем больше ее уцелеет, тем лучше.

Фасадные работы начнутся вместе с теплым сезоном, пояснили в ДКН. Стены будут расчищены, кирпичная кладка, где нужно, вычинена, а потом настанет черед штукатурки. Здание будет окрашено согласно историческим цветовым картам, обещают в департаменте. «По кровле также предстоит большая работа: необходимо восстановить парапетные стенки и металлическое ограждение по контуру кровли, воссоздать утраченный венчающий карниз, — отмечают в ведомстве. — Следует отметит, что важной частью архитектурной концепции Константина Мельникова было создание эксплуатируемой крыши. Предполагалось, что ее будут использовать как ресторан, но из-за постоянных протечек и ремонтов плоскую крышу накрыли скатной кровлей. В рамках проекта реставрации предполагается вернуться к первоначальной идее архитектора».

Идея плоской эксплуатируемой крыши — наверное, одна из магистральных в первой половине ХХ века. Такую, например, оборудовали и на дореволюционном доходном доме Нирнзее на Тверской. Но в большинстве случаев от этой идеи в продолжение эксплуатации этих домов отказывались: слишком трудно и накладно было содержать ее без протечек.

Отреставрируют по первоначальному проекту и интерьеры здания: возможно, вновь войдет в строй и тот

самый трактир (правда, не поручимся, что он будет называться именно так). Какое назначение будет у здания конторы в будущем, под какую именно современную эксплуатацию его приспособят — пока не сообщается.

Но стоит отметить, что именно здания, спроектированные Константином Мельниковым, лучше других вписываются в постсоветскую, рыночную Москву. Ведь это едва ли не единственный мастер конструктивизма, который не был архитектором радикально левых взглядов. Это видно хотя бы по чисто буржуазной обстановке его собственного дома, находящегося сейчас на реставрации. Именно поэтому, возможно, он отважился работать с таким архаичным и «правым» объектом, как Сухаревский рынок.

Источник: mk.ru