Однажды столяр Джузеппе из обыкновенного полена вырезал необыкновенного Буратино и подарил его другу – шарманщику папе Карло. У художников, которые работают в Театре Ермоловой: Евгения ​​Гриневича и Натальи Куликовой – таких Буратино тысячи. Как и столяр из старой доброй сказки, они превращают бревна для топки, коряги, старую мебель или забор в живых персонажей, которых зовут Планетянами. Вселенная деревянных фантастических «челов» родилась в сознании художников после путешествия в Индию, обросла деталями во время экспедиций на Кольский полуостров и материализовалась в отдельную планету в их подмосковной дачной арт-резиденции. Теперь Планетяне заселили галерею “Граунд Солянка”.

Планетяне высадились в Москве

Пушистые волосы до плеч, добрые глаза и золотые руки. Художник Евгений Гриневич напоминает актера Юрия Катин-Ярцева в роли столяра Джузеппе из культовой экранизации сказки Алексея Толстого «Приключения Буратино». Много лет Евгений вместе с супругой Натальей создают своих деревянных Планетян, да и себя дуэт называет так же. За годы вокруг вселенной Планетян выросло множество рукописных книг, стихов, есть даже энциклопедия о фантастическом мире. Разнообразные издания – каждое со своим характером – встречают посетителей перед входом на выставку «Станция Планетянин». А за дверью – та самая станция внеземных существ.

Космические ощущения возникают, как только переступаешь порог выставки. Черные стены украшают забавные рисунки – и оказываешься среди черно-белых изображений Планетян, между которыми еще и «светятся» белые точки-звездочки. Из уголка на тебя смотрит персонаж в вытянутом по бокам скафандре. В космическом коридоре-портале таких уже целая коллекция. Есть квадратный, треугольный, круглый и отдельный отсек с надписью «выход», где разнообразные скафандры можно примерить, чтобы почувствовать себя космонавтом. Всего на «Станции Планетянин» семь пространств, в каждое из которых можно зайти, пообщаться и потрогать их обитателей. 

Евгений Гриневич

В первом Планетяне расположились на подиуме в несколько ярусов. «Это сакральное место», – с улыбкой поясняет Евгений Гриневич. Здесь сконцентрировано собрание мифов, супергероев и культов фантастической Вселенной. Вот Гипночел – он гипнотизирует глазами-пуговками. Из головы Черчела торчат разноцветные карандаши. У Чебучела – большие уши и серьезный взгляд. А ушастое трио под названием «Зеленое зайцестояние» расцветкой напоминают арбузы. Второй зал – с зеркальным полом и освещен разноцветным цветовым спектром, где желтый переходит в малиновый. В такой атмосфере парят антропоморфы. У них все как у людей – ноги, руки, голова. Только сложены они как забавные пазлы: на деревянных плечах камушек, раскрашенный как пасхальное яйцо или кубик.

В следующем пространстве, где уже и стены зеркальные, мы наблюдаем процесс рождения Планетян. Прозрачные фигуры (тут уже из пластика) расписаны черно-белыми узорами и висят вверх ногами. Они словно бабочки, которые вот-вот вылупятся из кокона и обретут крылья. Еще пара шагов – и мы оказываемся среди флоры и фауны, населяющей станцию Планетянин. От пола к потолку тянутся тонкие стволы березок – с характерными черными пятнышками, но некоторые их зеленого или коричневые. По ним ползают паучки, жучки и червячки, у каждого свое название. Есть тут, например, хрящерица или летучая мышца. Вокруг летают космические ракеты, на зеленой травке растут квадратные грибы и гуляют странные животные бе

резовой окраски с свинячьими пяточками (называются березовики).

В финале – мы снова в рисованном космосе, который движется на большом экране, а пол пространства застелен советскими коврами. На таком фоне стоят фигуры в скафандрах с хоботами или висячими ушами (кстати, каждый из них искусно сплетен Натальей из газет). Наряжены Планетяне в необычные костюмы, а на ногах – ласты или валенки. Смотрят они на глобус выдуманной художниками планеты Хиндия.

– Хиндия родилась после нашей первой поездки в Индию, – говорят Евгений и Наталья. – В основе этой истории индийская культура, которую мы «переигрываем» на своем планетянском языке. Вообще мы работаем по наитию – сначала появляется персонаж, а потом он обрастает историей. Это выдумка, которую каждую может продолжить и развить. На своих выставках мы пытаемся интегрировать зрителей в экспонаты, а экспонаты – в зрителей: изучаем их, а они – нас. Это выдумка, которую каждый может продолжить.

Источник: mk.ru